Интервью с Анной Шарковой, основателем Альянса петербургских волонтеров

11 ноября Альянс петербургских волонтеров отметит свой первый день рождения! За плечами команды уже множество успешно организованных мероприятий и реализованных проектов. Корреспондент «Доброблога» Анна Васильева поговорила с основателем и директором Альянса Анной Шарковой о том, как собрать вокруг себя сильную команду искренне неравнодушных ребят, почему важно защищать права волонтеров и как много в наше время возможностей быть полезным обществу.

— Ваша организация совсем молодая: согласно сайту, ваша история началась в 2019 году. Как пришла эта идея и как все начиналось?

— 4 года назад я переехала в Петербург вместе с родителями и котом, поступила в 10 класс. Мне быстро стало скучно: я каждый день допрашивала завуча — что здесь есть веселого помимо учебы? Так я попала в музейное волонтерство: научилась водить экскурсии, выиграла на конкурсе юных экскурсоводов и поняла, что мне этого недостаточно.

Я начала активно волонтерить, работала в том числе с Добровольцами Петербурга. Когда за моими плечами был уже трехлетний опыт обширной волонтерской деятельности, меня спрашивали: «Ты объединила вокруг себя такое количество людей, так много работаешь, и у тебя нет своих проектов?» Сначала мне было страшно, я еще сомневалась. Но после одной из подобных бесед я серьезно над этим задумалась и в тот же вечер создала группу ВКонтакте «Альянс петербургских волонтеров».

На следующий день мне написал знакомый дизайнер, предложил бесплатно нарисовать логотип. Так получился атлант, который несет на своих плечах волонтерскую деятельность!

— Нередко я слышу от знакомых волонтеров, что в этой сфере встречаются довольно циничные люди, которые приходят работать на мероприятия чисто «за футболку». Вы как-то это регулируете?

— Да, конечно. Прежде чем стать членами Альянса, ребята проходят собеседование со мной; мы либо списываемся, либо общаемся по скайпу. Если человек хочет работать в каком-либо конкретном направлении, его сначала собеседует координатор, затем уже я. И если координатору что-то не понравилось даже на страничке в соцсетях, то мы уже стараемся быть более осторожными при принятии решения относительно этого человека. Конечно, многое зависит от возраста; но мы обязательно следим за тем, кто волонтерит в рамках Альянса.

— С какого направления лучше начать новичку в волонтерстве?

Не могу сказать. Тут только практика: если ты попробовал социальное, и тебе тяжело — ок, попробуй свои силы в событийном, возможно там твой труд будет более полезным.

— А когда человек уже прошел собеседование — вы его как-то адаптируете, обучаете?

— Мы берем таких ребят на пробные мероприятия. А вообще, адаптация происходит главным образом уже в процессе волонтерской работы. Если человек только-только начинает свой путь в волонтерстве, мы даем ему самые простые мероприятия, чтобы он ходил хвостиком за более опытным волонтером и учился работать так же. Естественно, мы рассказываем новичкам, как можно делать, а как нельзя, читаем лекцию. Объясняем, в частности, что волонтер — это не рабочая сила, не официант и не грузчик, как часто думают организаторы мероприятий: они, бывает, просят таскать стулья и заниматься прочей физической нагрузкой. Такие ситуации я сразу пресекаю; любые поручения к моим волонтерам — только через меня. Если я решу, что это входит в рамки нашей добровольческой деятельности, я сообщу ребятам. То есть они имеют полное право не делать то, что не входит в их обязанности; я напоминаю им об этом перед каждым мероприятием и, конечно, обсуждаю с организаторами границы ответственности моих волонтеров.

 

— Немного статистики, ведь это всегда интересно — подводить итог проделанной работы в цифрах. Сколько примерно волонтеров насчитывает Альянс? Сколько примерно мероприятий вы помогли организовать и провести?

— У нас есть порядка двухсот ребят, которые участвуют в мероприятиях на постоянке; в группе ВК состоит 325 человек. Из них — 4 координатора, которые курируют каждый свое направление: музейное, культурное, социальное и театральное. И, конечно, мой заместитель — Дарья Тихомирова, девочка, которая помогает мне абсолютно во всем!

Мероприятия сложновато подсчитать... Могу ответить так: мы провели 5 международных мероприятий — это конференции, семинары, форумы, фестивали; также у нас на счету около 25 более локальных мероприятий, связанных с фондами, и около 20 мероприятий в рамках музейного волонтерства. Это за год. Конечно, из-за пандемии у нас накрылась половина мероприятий...

— Но для такой молодой организации и несмотря на пандемию это очень крутая статистика!

— Спасибо! И это при том, что у нас нет финансирования.

— А как вы справляетесь без финансирования?

— У меня есть проект — юридический центр «Доминанта». Я сейчас получаю образование юриста; в какой-то момент я обратила внимание на такую проблему: получившие диплом студенты выходят и не знают, как общаться с людьми, с клиентами. То есть мы получаем теоретические знания о профессии, учимся писать научные работы, а как коммуницировать с будущими клиентами на практике — не представляем. Поэтому на первом курсе я привязалась к одному юристу: ходила за ним хвостиком и спрашивала: «Как ты это делаешь? Как ты работаешь? Научи!». После того, как он сдался, я где-то полгода училась, осваивала навык, а потом поняла, что нужно делать что-то свое и делиться опытом. В итоге родился проект «Доминанта». Прежде чем начинать работу, ребята проходят собеседование со мной, учатся консультировать клиента, какие вопросы задавать. Бывает, человек пришел, говорит: «У меня есть проблема». Ты начинаешь задавать ему вопросы, и его осеняет: «Слушайте, а это же вообще не проблема!». А в другой его сфере жизни мы находим реальную юридическую проблему, которую мы можем решить.

Для статистики: за время работы «Доминанты» мы помогли зарегистрировать пять автономных НКО. Консультации у нас бесплатные; любой документооборот — от 1000 рублей. Это намного дешевле, чем в других юридических консультациях. Проверяю работу я и мои старшие коллеги-юристы. За счет работы «Доминанты» я могу иногда позволить себе оплатить ребятам грамоты, печатные брошюры и прочее. Хотя как-то раз я продала велосипед, чтобы напечатать ролл-ап!

— Расскажите подробнее про музейное волонтерство. Почему ваша команда выбрала именно это направление деятельности?

— В первую очередь, потому, что социальное волонтерство в принципе намного более развито в Петербурге, чем музейное. Если быть конкретнее, то в начале карьеры, как я уже говорила, я водила экскурсии, занималась музейным волонтерством. За это время я поняла, что в большинстве музеев реально не хватает экскурсоводов.

— А в чем проблема? Почему так мало кадров?

— Мало ребят идет учиться, плюс за эту работу мало платят. Поэтому захотелось создать такой, скажем так, клуб волонтеров по интересам. Понятно, что для работы в музее необходимо получить соответствующее высшее образование. Но и я стремлюсь привить определенный профессионализм своим ребятам. Для примера — у нас стартовал проект «Академия волонтеров», где проводятся тренинги по истории, музейному делу и риторике, а также пешие и музейные экскурсии, на которых можно набраться опыта!

— Что входит в обязанности музейного волонтера?

— Экскурсовод — это координатор людей в помещении: грубо говоря, куда идти, на что смотреть. Мои ребята — помощники экскурсоводов. В их задачи входит написание альтернативных экскурсионных маршрутов; составление интерактивных программ, в том числе детских; информационная поддержка экспозиции; помощь на экскурсионных маршрутах. Многие музеи с подозрением относятся к музейному волонтерству, но я стараюсь их убеждать в обратном: ведь волонтер всегда может «перехватить палочку» и продолжить вести экскурсию, в то время как заслуженный музейный сотрудник преклонного возраста позволит себе перевести дух и отдохнуть. И мы не отбираем хлеб, как нам часто говорят: мы ничего не просим, а наоборот — хотим вам дать помощь!

— Насколько вообще популярно именно музейное направление среди волонтеров?

— Конечно, лидерами по-прежнему остаются социальное и событийное направления. Но они часто надоедают — я вижу, что люди хотят настоящих эмоций и знаний. И музейное волонтерство это дает с лихвой.

— Есть ли какие-то еще направления волонтерской деятельности у вашей команды?

— Да, театральное волонтерство. Мы начали этим заниматься еще в рамках театров «Мюзик-Холл» и ЛДМ, Ленинградский дом молодежи. Объясню на примере мюзикла «Мастер и Маргарита» в «Мюзик-Холле». Нам сделали маски черных кошек, и мы в этим масках, одетые во все черное, в перчатках-лапках просто пристаем к зрителям: мурлыкаем, здороваемся, разговариваем — словом, развлекаем посетителей. Это такой интерактив со зрителями, который приятен для волонтеров и, в том числе, играет на руку театру. После волонтеры остаются смотреть спектакль на достаточно хороших местах в зале.

Есть еще историческое волонтерство: это, по сути, реконструкции; они требуют профессионализма и хорошей физической подготовки. Медицинское — это уже ребята-медики, очень крутые и профессиональные, просвещают людей в вопросах заботы о здоровье. Ну и, конечно, социальное и событийное направления волонтерства. Первое — помощь фондам, приютам, благотворительным организациям, детским домам, хосписам. На самом деле очень тяжелая в психологическом плане работа. А событийное волонтерство — это организация и координация мероприятий.

— Нашим читателям интересно узнать про ваш опыт участия в международных мероприятиях. Вспомните самые яркие и запомнившиеся из них, как это было? Как проявила себя ваша команда?

— Вообще вся история Альянса началась с достаточно большого мероприятия — это первый международный муниципальный форум стран БРИКС. Серьезное мероприятие, проводившееся совместно с муниципальным образованием Купчино. Он проходил целую неделю: мы поработали с несколькими делегациями — Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка. Мои волонтеры встречали зарубежных делегатов в аэропорту, сопровождали их и помогали на площадках форума. У меня есть волонтер Карим, который после этого попал в оргкомитет БРИКСа именно по работе с делегациями. То есть сейчас он уже трудоустроен, а начинал у нас!

Все остались довольны нашей работой — для меня это невероятно приятно: это было первое крупное мероприятие у Альянса. Самое главное, что осталось у моих ребят, как мне кажется — это не календарики или что-то еще; это знакомства из делегаций Бразилии, Африки. У меня есть волонтеры, которые до сих пор поддерживают общение с участниками из зарубежных делегаций. Это намного ценнее, чем любой мерч.

Беседовала Анастасия Васильева

05.11.2020